Центральный институт авиационного
моторостроения имени П.И. Баранова
Rus
<< Назад

24 декабря 1912 года родился Георгий Петрович Свищёв, начальник ЦИАМ с 1954 по 1967 г.

1912 год

24 декабря 1912 года родился Георгий Петрович Свищёв, начальник ЦИАМ с 1954 по 1967 г.

Г.П. Свищёв родился 24 (11 по старому стилю) декабря 1912 года в Санкт-Петербурге в семье слесаря Путиловского завода. Окончил среднюю школу и Сокольническую музыкальную школу по классу фортепиано.

В 1935 г. окончил Московский дирижаблестроительный институт, образованный в 1932 г. на базе Дирижаблестроительного факультета МАИ. С 1935 по 1940 г. работал на предприятии «Дирижаблестрой» в г. Долгопрудном. Был комсоргом ОКБ. В 30-е годы дирижаблестроение рассматривалось как перспективное направление развития воздушного транспорта, однако технологический уровень тех лет не позволил реализовать преимущества этого вида ЛА и в 1940 г. работы в этой области в стране были остановлены. К концу 30-х годов «Дирижаблестрой» превратился в обычный авиационный завод, и молодому специалисту пришлось искать иную сферу для приложения своих сил.

С 1940 по 1954 г. Г.П. Свищёв работал в ЦАГИ, завоевав репутацию одного из корифеев отечественной аэродинамики. Им были решены многие проблемы аэродинамики крыла, фюзеляжа и органов управления самолетов, проектирования аэродинамических труб. Его работы позволили раскрыть механизмы физических процессов, установить важные свойства течения около аэродинамического профиля. При этом ученый сочетал глубину теоретических исследований с умением применить их для решения практических задач. Г.П. Свищёв разработал профили крыльев для многих советских боевых самолетов: истребителей Як и МиГ, бомбардировщиков Ту-2, Ту-4 и др. В дальнейшем Г.П. Свищёв как ученый-аэродинамик занимался изучением транс- и сверхзвуковых течений газа, пограничного слоя тел с протоком в перфорированных границах. Среди его публикаций – «Неустановившееся обтекание тела вращения потоком идеальной жидкости» (1940 г.), «Исследование профиля сопротивления с различными деформациями носика» (1946 г.), «Эффективность руля и шарнирные моменты» (1948 г.); «Сверхзвуковые течения газа в перфорированных границах» (1967 г.), «Расчет точки перехода ламинарного пограничного слоя крыла в турбулентный» (1975 г.).

Г.П. Свищев стал лауреатом двух Сталинских премий 2-й степени (1946 и 1952 гг.)

В годы работы в ЦАГИ проявились выдающиеся способности Г.П. Свищёва не только как ученого, но и как руководителя, благодаря которым к 1954 г. он занял должность заместителя начальника ЦАГИ и получил предложение возглавить ЦИАМ.

Это был непростой период в истории страны. После смерти И.В. Сталина в 1953 г. многие прежние методы руководства людьми стали неприемлемыми. Проводилась перестройка системы управления как всей страной, так и отдельными предприятиями. ЦИАМ с 1952 по 1954 г. возглавлял М.Л. Кононенко, до прихода в институт руководивший двигателестроительным заводом №24. Итоги его работы оценивались коллективом ЦИАМ неоднозначно. Новые времена требовали новых подходов. Советский Союз продолжал укреплять свой статус сверхдержавы. За этим определением стояли не только победа во Второй мировой войне и обладание ядерным оружием, но и тот факт, что только две страны в мире развернули широкомасштабные исследования во всех без исключения областях науки и техники – США и СССР. Относилось это и к авиационному двигателестроению, и возглавить головной институт отрасли должен был не просто администратор, но ученый с широким кругозором, способный развернуть работу по самым перспективным направлениям исследований. В пользу Г.П. Свищёва говорило и то обстоятельство, что, будучи «чистым аэродинамиком», он не имел за спиной многолетнего опыта работы по поршневым моторам, что позволяло более объективно воспринимать процессы резкого и зачастую болезненного перехода на проблематику реактивных двигателей.    

Г.П. Свищёв блестяще справился с задачами, которые поставило перед ним время. Под его руководством фронт научно-исследовательских работ ЦИАМ значительно расширился. В центре внимания оставались ГТД, при этом число проектов, степень их сложности и разнообразие типов и схем двигателей значительно возросли. От копирования и совершенствования зарубежных образцов отрасль перешла к созданию оригинальных двигателей, в разработке и испытаниях которых самое активное участие принимал ЦИАМ. Среди них – самый мощный на тот момент в мире ТРД АМ-3 (Ту-104), НК-12 (Ту-95), до сих пор остающийся самым мощным ТВД в мире, первый отечественный двухвальный ТРДФ Р11Ф-300 (МиГ-21), первый отечественный двухконтурный Д-20П (Ту-134), уникальный Р15В-300 (МиГ-25), НК-8 (Ту-154) с саблевидными лопатками, первый вертолетный турбовальный Д-25В (Ми-6), НК-144 для первого в мире сверхзвукового пассажирского самолета Ту-144 и многие другие.

Наряду с основным фронтом работ по ТРД в ЦИАМ стали активно развиваться совершенно новые для института направления, многие из которых в то время граничили с научной фантастикой: работы по ЖРД (в том числе по НК-15/НК-33 в рамках создания сверхтяжелой ракеты-носителя Н-1 для советской лунной программы), РДТТ и ПВРД, по двигателям с ядерными источниками энергии, по гиперзвуковым двигателям на обычных и криогенных топливах. Однако фантастика в исследованиях сочеталась с работами сугубо практической направленности: по инициативе Г.П. Свищева и В.М. Акимова были начаты систематические исследования надежности авиационных ГТД, благодаря которым через 20 лет появилась возможность организовать эксплуатацию авиадвигателей по техническому состоянию.

Расширение фронта работ подкреплялось соответствующими структурными и кадровыми преобразованиями, совершенствованием производственной и экспериментальной базы, развитием методологии и, можно сказать, идеологии научных исследований, и роль руководителя института в этих сложных процессах трудно переоценить.

Немаловажно, что Георгию Петровичу удалось организовать гармоничное сочетание практических работ с теоретическими исследованиями, которые служили фундаментом всех успехов. В годы его руководства окончательно сформировалась получившая мировую известность научная школа газодинамики Г.Н. Абрамовича и Г.Г. Чёрного. Именно в эти годы оформились основные положения современной теории ТРД. Не оставалась без внимания и подготовка кадров. С 1963 по 1967 г. Г.П. Свищёв руководил кафедрой «Газовая динамика, горение и теплообмен» в МФТИ. По инициативе Георгия Петровича ЦИАМ в 1956 г. начал издавать весьма популярный в авиационной промышленности СССР справочник «Иностранные авиационные двигатели». Всего книга выдержала 13 изданий, последнее из них – в 2000 г.

Во второй половине 50-х гг. формируется экспериментальная база ЦИАМ в Тураево, ставшая одним из крупнейших мировых центров испытания авиадвигателей. Ее создание начали предшественники Г.П. Свищёва на посту начальника ЦИАМ, но именно при нем научно-испытательный центр (НИЦ) ЦИАМ обрел знакомый сегодня вид, который поражает воображение даже на фотографиях из космоса. Под руководством Г.П. Свищёва в 1956 г. были введены в эксплуатацию высотные стенды первой очереди НИЦ, на которых только в период с 1957 по 1967 г. были проведены исследования и доводка более 45 различных типов авиационных двигателей. Почти каждый год вводятся в строй новые стенды, в соответствии с новыми задачами постоянно растет разнообразие и сложность экспериментального оборудования. Специалисты ЦИАМ в конце 50-х гг. установили тот объем испытаний ТРД, который до сих пор считается классическим: испытания в высотно-скоростных и климатических стендах, ресурсные испытания, поузловые испытания отдельных систем двигателя. С тех пор и до сего времени все новые авиадвигатели проходят обкатку в Тураево.

В 1958 г. в ЦИАМ появляется первая ЭВМ – «Урал-1» с быстродействием 100 операций в секунду. Развитие вычислительных средств, численных методов расчета и проектирования, автоматизация экспериментальных исследований стали одними из основных направлений развития компетенций ЦИАМ, обеспечивших эффективность исследований и лидирующее положение института в отрасли.

В 1966 г. Г.П. Свищёва избирают член-корреспондентом АН СССР по отделению механики и процессов управления. В 1968 г. Георгий Петрович в третий раз становится лауреатом Государственной премии СССР за разработку и результаты внедрения новых методов доводки авиационных газотурбинных двигателей в высотно-скоростных условиях.

За большие успехи в создании авиационной техники 12 июля 1957 г. Г.П. Свищёву присваивается звание Героя Социалистического Труда.

В 1967 г. в жизни Георгия Петровича начинается новый этап: он возвращается в ЦАГИ уже в качестве начальника головного института авиационной отрасли и руководит им более 20 лет – до 1989 г.

Это период можно назвать золотым веком отечественной авиации, которая по большинству направлений не только вышла на мировой уровень, но и опережала его. Научный фундамент этим успехам обеспечивала слаженная работа многих научных центров страны, но в первую очередь – ЦАГИ и ЦИАМ, организаций-лидеров отрасли.

В 1976 г. Георгий Петрович избирается академиком АН СССР по отделению механики и процессов управления. В том же году он становится лауреатом Ленинской премии.

За выдающиеся заслуги в развитии науки и техники 23 декабря 1982 г. Г.П. Свищёв был награжден второй золотой медалью «Серп и Молот». Всего же в списке его наград три ордена Ленина, ордена Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, два ордена Трудового Красного Знамени, орден «Знак Почета». В 1973 г. ему присваивается звание Заслуженного деятеля науки и техники РСФСР.

С 1989 г. Г.П. Свищёв – почетный директор и член Коллегии ЦАГИ, советник президиума АН. Под редакцией Г.П. Свищёва в 1994 г. издательством «Большая Российская энциклопедия» выпущена энциклопедия «Авиация».

Умер 2 мая 1999 г. В Санкт-Петербурге установлен бронзовый бюст Г.П. Свищёва. Его именем в городе Жуковский названа площадь, на которой расположен центральный вход на территорию ЦАГИ.

Если в качестве эпилога потребуется кратко сформулировать «секрет» успеха Георгия Петровича на постах руководителя двух ведущих научных центров авиапромышленности, то следует сказать, что его научную и организаторскую деятельность характеризовала верность традициям основателей отечественной авиационной науки и первых руководителей ЦАГИ – Н.Е. Жуковского и С.А. Чаплыгина, традициям, являющимся отличительной чертой отечественной научной школы в целом: тесная и органическая связь фундаментальных научных исследований с решением конкретных задач совершенствования техники. Но самое главное – масштаб личности Георгия Петровича Свищёва соответствовал масштабам задач, которые ставило перед ним время.